Что такое Розен-метод?

Что такое Розен-метод?

 

Для справки: “Розен-метод”, одно из направлений телесно-ориентированной психотерапии, созданное американским физиотерапевтом Мерион Розен более 40 лет назад.

Международный Розен-Институт находится в Беркли, США. Наиболее широкое распространение Розен-терапия получила в Америке и Западной Европе. Сильные отделения Розен-школы существуют в Германии, Финляндии, Швеции.

Официальное представительство Розен-школы в России находится в Москве.

В августе 2003 года, после более чем 10 летнего перерыва, Мерион Розен побывала в Москве и провела обучающий семинар для учеников представительства Школы в России.

В Латвии продвижением Розен-метода занимается тренинговая компания “Балерс”.
В Израиле – ?.
Елена Шубина
Дата опубликования: 15.01.2007

В уютном кабинете стоял массажный стол и небольшая ширма. Розен-практик, учитель Александр Галимулин предложил мне раздеться и лечь на массажный стол. Мое тело полностью заботливо укрыли простынями, как бы демонстрируя, что откровенность и глубина сеанса будет зависеть лишь от моего желания и степени доверия к терапевту. Я лежала, тщетно старалась расслабиться, а в голове навязчиво крутились мысли: “Что это будет, что меня ждет”?

Этот рассказ 25 летней молодой женщины в полной мере отражает опыт первой встречи с уникальным видом телесной терапии, существующем на стыке психологии, медицины, массажа, биоэнергетики и биомеханики – Розен-методом.

 

По словам Мерион Розен ее метод направлен на тех, кто потерял контакт со своим телом. Кто использует тело, как инструмент для работы или постоянно подвержен сильным эмоциональным и физическим нагрузкам. Дочь еврейских эмигрантов, она сделала помощь людям своей профессией, постепенно вводя в классический массаж и физиотерапию одной ей ведомые, но какие-то чудодейственные приемы снятия хронического напряжения с тела. Долгое время Мерион считала, что свойство избавлять людей от душевных и телесных ран принадлежит только ей. Но однажды, поддавшись на уговоры благодарных клиентов, открыла первую группу учеников и… не прогодала. Так повелось, что большее распространение Розен-метод приобрел среди вречей и массажистов. Психологам в Розене не хватает как раз психологичности – академической научной базы подтвержденной диагностическими процедурами. Приятно сознавать, что последнее время ситуация стала меняться и все больше выпускников психологических факультетов повышают свою квалификацию в Розен-школе.

Опытные психологи знают, как просто и заманчиво работать по кем-то выстроенному шаблону. Меньше думаешь, да и всегда есть шанс перенести часть ответственности на создателя методики: “Что-то этот Эриксон не доработал…”. В Розен-методе свобода действия терапевта возводится в принцип. Но мы то с вами знаем, что большая свобода подразумевает и большую ответственность. Именно поэтому в Розен-школе учатся долго – несколько лет. Существует жесткая градация ступеней обучения – статусов – студент, продвинутый студент, Розен-практик, учитель… Череда семинаров, интенсивов, клиентских и супервизорских сеансов приводит к тому, что вместе со статусом приобретается недюженый опыт и уверенность в собственных силах, профессионализм и то особое чувствование, которое отличает телесного Розен-терапевта от многих других специалистов по работе с телом.

И, тем не менее, Розен еще часто путают или относят к массажу, что в корне неверно. В отличие от массажа Розен-терапевт действует не по заранее отрепетированному и много раз отработанному шаблону, а всегда индивидуально. В этом, кстати, на первых порах заключается сложность в изучении Розен-метода. Привыкшие постоянно действовать по схеме студенты Розен-школы не понимают, что свобода действительно означает только лишь свободу, а единственная заданная константа, это тело клиента и его ощущения. В этом то и заключалось новаторство Мерион. Она умудрилась не только создать метод, в котором нет ни одного четкого правила действия, но и на протяжении десятков лет учить этому людей и ставить им руки.

Проблема постановки рук на данный момент одна из самых актуальных в телесной терапии. При том, что значительная часть телесных психотехник давно описана, растиражирована в интернете и хорошо знакома многим психологам, в реальности, как правильно выполнять тот или иной прием знают лишь единицы. Объясняется это очень просто – показать технологию не значит научить принципу. Выполненный технично прием еще не гарантирует положительного результата. В телесную терапию, как нигде важно вкладывать душу и индивидуальность. Вольно или не вольно, но Мерион Розен ушла от техничности сделав упор на чуткость, внимание и сопричастность терапевта телесным переживаниям клиента. И совершила своеобразный прорыв! Теперь имя Мерион Розен ассоциируется со свободой в психотерапии и постепенно выводит Розен-метод в число самых востребованных и модных психотерапевтических методик.

Розен-метод не прдполагает острых катарсических реакций, что кстати роднит его с танатотерапией по В. Баскакову. Проработка происходит в зоне умеренной активизаиции с последующим выходом в состояние релаксации. Хотя здесь, как и везде бывают исключения. Основным критерием успешности работы служит изменение дыхания в сторону балансировки (выхода на т.н. биологический режим) и состояния тела после сеанса. Это сложно объяснить словами, но всегда очевидно даже постороннему наблюдателю. После Розен-сеанса человек изменяется – движения и походка приобретают животную грацию, светятся глаза, улучшается настроение, исчезает скованность, с лица исчезает традиционная мышечная ригидность (т.н. маска).

Диалог между клиентом и терапевтом служит для выведения в зону актуализации (осознания) новых, позитивных изменений в теле, и как способ вербальной проработки каких-либо значимых проблем человека. Вообще, способ ведения Розен-беседы более всего напоминает метод свободных ассоциаций. Терапевт может сказать казалось бы ничего не значащую фразу: “я чувствую, как нелегко вам приходится…”, одновременно прорабатываю зону глубокого блока и тем самым вызвать у клиента поток чувств и потребность поговорить о наболевшей проблеме. При всей простоте подобного подхода терапевтический эффект действительно силен. В Розене не важно о чем говорить – важно как. Чувство глубокого сопереживания с чувствами и процессами клиента основа такого вида терапии. В суете повседневной жизни, среди авторитарных и порой жестких методов психотерапии Розен-метод остался островком благополучия и покоя. Зачастую так необходимых современному человеку!

Из прочитанного о Розен-терапии заранее я знала, что метод только очень отдаленно напоминает массаж, а работа предполагает как телесный, так и вербальный контакт – диалог терапевта с клиентом. Страх оказаться в глупом положении, не найти “правильного” ответа на вопросы Розен-специалиста не давал покоя. В этом тревожном состоянии я даже не сразу заметила, как Александр положил свои руки на мою, закрытую простыней, спину. Вслед за этим появилось ощущение какого-то спокойствия. Будь, что будет – решила я и отдалась во власть ощущений…

Чуть позже я услышала, как одна из студенток Розен-школы делилась своими впечатлениями о первом сеансе. “Я всю жизнь искала что-то подобное. Мне казалось, что мое тело знает и помнит эти ощущения, но не может найти им аналога. Когда я впервые испытала Розен-прикосновение у меня появилось ощущение возвращения домой”.

Не скрою, Розен-прикосновение и правда было очень приятным и глубоким, а главное…безопасным. Почувствовав всем телом эту безопасность, я даже позволила терапевту откинуть простыню и начать работать с обнаженной спиной. На первый взгляд для меня, искушенного клиента массажных кабинетов, в Розене не было ничего выдающегося. Движения не были синхронными, руки Александра то глубоко разминали какую-то часть спины, то плавными движениями, как будто стягивали вниз напряжение, то медленно раскачивали мое тело, то замирали и неподвижно выжидали в плотном контакте с каким-то участком тела. Параллельно Розен-практик произнес несколько фраз, каждая из которых мягко входила в мое сознание и не встречая сопротивления оставалась там ожидать удобного момента. Со слов Александра выходило, что мои плечи очень перегружены непосильной ответственностью (меня только что назначили начальником отдела, в работе которого я пока разбиралась с трудом), спина просто кричит о потребности разогнуться (несколько ночей подряд корпела у компьютера готовя ежеквартальный отчет), а ступням так не хватает опоры (с тех пор как я уехала из родительского дома все время чувствую себя неуверенно, словно потеряла часть себя). Руки терапевта стали напоминать мне руки матери, или отца, словом родного человека. Когда Александр положил мне ладонь под голову в памяти словно бы приоткрылась створка. Сами собой стали всплывать детские воспоминания и какие-то разрозненные события прошлого. По совету Александра я не фиксировалась на них, но рассказывала что-то о чем хотелось сказать, и пропуская случай через себя, отпускала его. Как удивительно легко у меня это получалось. Кажется, последний раз на подобную откровенность я решалась на первом курсе института, а после доверяла свои сокровенные мысли только дневнику. В какой-то момент мне захотелось рассмеяться и я рассмеялась, потом как-то сами собой полились слезы, и я позволила им быть. Потом слезы сами собой высохли и появилось ощущение глубокого расслабления и отдыха. Я чувствовала, что мое тело преисполнено чувства благодарности. Редко когда я чувствовала себя в такой гармонии сама с собой. Покидая кабинет, я приняла решение съездить к родителям, отказаться от ненавистной должности и записаться в Розен-школу. К слову сказать, кое что из этого я действительно воплотила в жизнь.”

 

This entry was posted in Uncategorized and tagged , , , , , , , . Bookmark the permalink.

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s